Да, опять! То же самое! На том же месте! И с ним же! Писать бессмысленно, этого не передать никаким образом. Тем более словами.

Замерзшие руки, нетронутый снег.
Мы вышли из города, совершили побег.
Побег от того, что сжимает всех нас,
Что душит сильней, чем удушливый газ.
Душит не горло, сжимает не нос,
Терзает внутри, оставляя вопрос…
Ты от него никуда не уйдёшь,
Он – в голове, режет разум, как нож.
И мы покидаем город опять.
Там, в чистоте только можно дышать!
Можно жить, оставляя себя
Там, откуда пришли ты и я.
Можно брать частицу взамен
То, что не даст галлюциноген.
Прогулка по снегу, шаг по воде,
День на забытом никем корабле.
Гулять по воде в который уж раз,
Там то уж точно ОНА среди нас!
Мы шествуем дальше, воспевая её,
ОНА хороша, и нам хорошо.
Но, не заметив приближения тьмы,
Застынем в восторге при виде луны.
Луна, наклонившись, спустится к нам,
Что можно уже дотянуться рукам.
На уровне с нами, на уровне с ней,
С луной наравне мы станем сильней.
И без остатка отдавшись, она
Наполнится цветом крови и вина.
Мы шествуем дальше, распрощавшись с луной,
Она вновь вверху под мглою ночной.
И мы знаем точно, нам нужен побег,
Пока в луче солнца падает снег.
5.01.06